Чем чревато для государства беззаконие при приватизации заводов «Укрспирта»

Радостный визг, который публично исторгает руководство Фонда госимущества Украины (ФГИУ) по поводу якобы успешности продаж семи предприятий ГП «Укрспирт», на самом деле призван отвлечь правоохранительные органы и общественность от проворачиваемых ЗЕ-командой коррупционных схем с этими гособъектами.

Вехи «великой» спиртовой распродажи ФГИУ

Да, действительно, 11 ноября Фонд государственного имущества на приватизационном аукционе через электронную площадку Prozorro продал Марыливский спиртзавод (Тернопольская область) по цене в 2,2 раза выше стартовой. Седьмой объект ДП «Укрспирт» удалось продать за 120 млн гривен. Дебютный аукцион по приватизации первого объекта ГП «Укрспирт» – «Немировского спиртзавода» (Винницкая обл.) состоялся 15 октября. Завод был продан ООО “ЛВН Лимитед”, акционерам Nemiroff, за 55,08 млн грн, что на 5 млн грн выше стартовой цены. Компания-победитель была единственной, подавшей заявку на участие в аукционе.

2 декабря 2020 года, согласно информации официального сайта Фонда госимущества, успешно состоялся электронный аукцион по приватизации Залозецкого «места осуществления деятельности и хранения спирта» из перечня объектов ДП «Укрспирт» (Тернопольская область, Сборовский район, с. Кабаривцы) с победной ставкой в размере 80 010 000 грн. Как торжественно заявило руководство ФГИУ, «за объект приватизации на прозрачных торгах конкурировало между собой шесть участников, в результате чего стартовая цена выросла в 2,5 раз – с 32 млн грн. до 80 млн грн. Это, – по утверждению ФГИУ, – уже одиннадцатый успешный аукцион (автор статьи насчитал только 7-мь таковых) из приватизации спиртовых активов, которые происходят в рамках демонополизации рынка производства спирта».

Ведь как заявляло руководство Фонда ещё в середине ноября месяца, начиная с 15 октября, на онлайн-аукционах успешно было приватизировано шесть заводов ГП «Укрспирт» с повышением стартовой цены продажи. Два аукциона не состоялись. Они, согласно действующему закону «О приватизации государственного и коммунального имущества» и заявлениям руководства ФГИУ, будут выставлены на повторные торги со снижением стартовой цены.

Поэтому, победно рапортуя о значительном увеличение в ходе электронного аукциона на Prozzoro стартовой цены имущества Залезецкого спиртзавода 2 декабря, Сенниченко и Ко забыли сказать, что оно выставлялось повторно, после снижения его цены в 2 раза (!). Вот вам и весь успех.

20 ноября 2020 года Фонд государственного имущества Украины объявил о проведении электронных аукционов по приватизации двух объектов ГП «Укрспирт»: Воютицкого (Полтавская область, Хорольский район, с. Вишняки) и «Вешняковского (Львовская область, Самборский район, с. Воютичи) «мест осуществления деятельности и хранения спирта».

В состав первого из названных объектов входят, в частности, спиртосклад, бродильный цех, производственная лаборатория и здание брагоректификации. Второго –  цех розлива, производства концентрата квасного сусла и полисолодовых экстрактов, здание насосной станции воды, варочное и дрожжебродильное отделения.

Сразу оговоримся, что автор статьи, в отличие от своей позиции по поводу недопустимости в нынешних кризисных условиях приватизации стратегических, монопольных, оборонных и общественно-значимых госпредприятий и компаний, считает целесообразным продажу в частные руки государственных спиртзаводов. Но только на основе законов и здравого смысла, а не тем коррупционным путём, как это осуществляется сегодня руководством Фонда госимущества.

Однако прежде чем предметно аргументировать свою позицию, напомним читателям, что до начала приватизации заводов «Укрспирта» он фактически состоял из двух холдингов – Государственного предприятия и государственного «Концерна» с одинаковым названием, – объединяющих под своим управлением 81 субъект хозяйственной деятельности. Порядка 20 из них находятся в стадии банкротства. В настоящее время активно начата распродажа спиртзаводов именно ГП.

Более подробно историю реформирования «Укрспирта» с начала 1990-х годов и парадоксального появления на его базе двух государственных концернов автор изложил в своей статье  «Приватизация «Укрспирта»: что делать с ликёро-водочной анархией в Украине».

Начало спирто-приватизационной аферы ЗЕ-команды

С момента оглашения осенью 2019 года широкомасштабных планов по распродаже остатков госактивов ЗЕ-команда взяла курс на искусственное снижение приватизационной стоимости заводов «Укрспирта». Первым шагом в этом направлении стало принятие парламентским монобольшинством «Слуг народа» в декабре 2019 года закона № 318-IX «О государственном регулировании производства и обращения спирта этилового, коньячного и плодового, алкогольных напитков, табачных изделий и горючего», отменяющего с 1 июля 2020 года государственную монополию на производство и продажу спирта этилового. Согласно этому документу, с 1 июля 2020 года      компании любой формы собственности могут получить лицензии на производство различных видов спирта, в том числе как лекарственного средства, а также для медицинских и ветеринарных целей.  Кроме того, разрешается ввод в эксплуатацию и выдача разрешений на строительство новых предприятий по производству спирта.

Если бы «зелёная власть», отрабатывая государственные, а не свои шкурные интересы, намеривалась выручить за распродажу спиртзаводов бОльшие деньги, соответствующие их реальной на сегодняшний день рыночной стоимости, она бы не отменяла спиртовую монополию, а начала приватизацию государственных спиртзаводов вместе с лицензий на производство и право оптовой торговли «огненной водой» на срок 3-4 года. Это бы обеспечило конкурентность их продажи на проводимых Фондом госимущества электронных аукционах, и как минимум в несколько раз повысило стоимость приобретения этих госактивов заинтересованными «частниками».  И только после приватизации всех предприятий «Укрспирта» и окончания действия их лицензий, можно было бы отменить государственную монополию на производство и продажу этого продукта. Эту проблему автор детально проанализировал в своей статье «В чём дебилизм власти в вопросе отмены спиртовой госмонополии». Но это, как говорится «только цветочки».

«Ягодки» коррупционной приватизации спиртзаводов

Дело в том, что принятый Верховной Радой XIII созыва в конце января 2018 года новый приватизационный закон фактически легализировал коррупционные схемы продажи «объектов малой приватизации» (с балансовой стоимостью активов до 250 млн гривен) без проведения предварительной инвентаризации, экспертной оценки и выставления госпредприятий на электронные аукционы «Prozzoro» по остаточной балансовой стоимости вместо организации полноценных конкурсов. Более подробно об этом автор написал в своей статье «Анализ приватизационной аферы Зеленского-Гончарука-Милованова–Сенниченка».

Понимая абсурдность ситуации с приватизацией заводов ГП «Укрспирта», трое народных депутатов из парламентской фракции «Слуг народа», среди которых был глава парламентского комитета по вопросам экономического развития Дмитрий Наталуха, внесли 7 мая 2020 года в Верховную Раду законопроект №3443, предусматривающий отсрочку отмены госмонополии на производство спирта с 1 июля 2020 года до 1 января 2021 года.  17 июня этот документ был поддержан профильным комитетом. Однако по указке Офиса Президента 1 августа законопроект был снят с рассмотрения парламентом.

В итоге в июне 2020 года Минфин (почему, спрашивается, это делает не Минэкономики?) выдал лицензии на производство спирта Зирненскому, Холминскому, Юрковскому и Угерскому спиртзаводам. Перечисленные предприятия не входят в ГП «Укрспирт», а только пользовались ранее его лицензией на оптовую торговлю. Естественно, что фактическая ликвидация госмонополии ГП существенно снизила продажную стоимость приватизированных осенью заводов «Укрспирта»!

Но и откровенно коррупционные условия, при которых осуществляется приватизация государственных спиртзаводов, не удовлетворили ЗЕ-команду. По поручению Офиса Президента руководство Фонда госимущества во главе с Сенниченко изобрело новый способ обхода существующего законодательства с целью ограничения конкуренции на электронных торгах, ещё большему снижению стартовой цены объектов и продаже их имущества в нужные руки.

«Передовые» коррупционные новации руководства Фонда госимущества

Сенниченко и Ко начали приватизировать спиртзаводы не как «единые имущественные комплексы», а формально – как «места осуществления деятельности и хранения спирта», а по сути – как наборы отдельных единиц материальных активов. Но если возможность продавать на аукционах электронных площадок Prozzoro гособъекты «малой приватизации» в виде ЕИК предусмотрены законом Украины № 2269-VIII от 18.01.2018 «О приватизации государственного и коммунального имущества», то юридическое определение «место осуществления деятельности и хранения» (в нашем случае спирта) отсутствует вообще. Оно используется только в Налоговом Кодексе, да и то в разделе, определяющем порядок перехода субъектов хозяйствования на упрощенную систему налогообложения (статьи 298-299 НКУ).

С одной стороны, понятно, что причиной, из-за которой руководство Фонда госимущества прибегло к этой «новаторской» коррупционной схеме, является то, что все заводы ГП «Укрспирта» не имеют своего самостоятельного юридического лица, а имеют статус структурных подразделений этого государственного холдинга. Но с другой стороны, подобные действия Сенниченко и Ко нельзя не квалифицировать иначе, как откровенную правовую «химию».

Дело в том, что согласно п.п. 1 и 2 статьи 5 закона Украины № 2269-VIII ФГИУ может продавать спиртзаводы как объекты «малой приватизации» только или в виде «единых имущественных комплексов», или «структурных подразделений» ЕИКов, или «отдельного имущества».

Иначе говоря, первоначально Фонд госимущества должен был продавать заводы ГП «Укрспирт» через электронную площадку Prozzoro как структурные подразделения этого холдинга. Отличием последних от «единых имущественных комплексов» состоит в том, что все бухгалтерско-финансовые данные о заводах – структурных подразделениях отражаются и ведутся на субсчетах «Укрспирта». Отдельно на ГП осуществляется и хозяйственных учёт основных фондов в виде различных видов материального имущества (зданий, сооружений, оборудования, автотранспорта, инструментов, товарных запасов и т.д.) каждого спиртзавода.

И только в случае, если продажа завода в качестве структурного подразделения ГП «Укрспирт» не состоится по причине отсутствия заявок на участие в электронных торгах Prozzoro, Фонд госимущества имеет, согласно п.2 ст. 5 закона № 2269-VIII, право продавать его в виде отдельного имущества. Но не скопом/набором, как это уже сделал ФГИУ по 7-ми заводам, а по отдельности каждую единицу имущества, находящуюся на хозяйственном субучёте «Укрспирта».  

Спрашивается: почему так определено в законе, и в чём здесь здравый смысл?

Он состоит в том, что «отдельное имущество» любого предприятия, даже указанное в пообъектном его перечне, которое продаётся, не имеет идентифицирующих признаков кроме инвентарного номера, присваемого бухгалтерией при постановке объекта на учет, и «пишется краской» на этом объекте каким-нибудь «дядей Ваней». Такая идентификация регламентируется статьёй 21 закона «О приватизации  государственного и военного имущества».

Но объекты недвижимости, к примеру, кроме общей площади, обязательно имеют адрес и другие регистрационные данные БТИ. Сложные машины, механизмы, приборы, оборудование обязательно имеют в качестве атрибутов их идентификации название производителя, модели, год выпуска, серийный номер, а в документах финансово-бухгалтерской отчётности ещё отражается процент его  естественного износа, и, соответственно, амортизации.

Однако если посмотреть на ведомость набора выставленного на продажу имущества того же «Залозецкого места осуществления деятельности и хранения спирта ГП «Укрспирт» (т.е. фактически одноимённого спиртзавода), то он, во-первых, не содержит полного перечня формальных характеристик каждой из единиц имущества. Это чревато тем, что более дорогая «имущественная единица» может быть заменена другой, более дешёвой путём простого «написания краской» инвентарного номера тем же «дядей Ваней». Вместо, например, «бродильного чана» или «бочки-ёмкости» для хранения квасного сусла или полисолодовых экстрактов будет передано после оплаты покупателем имущества спиртзавода простое ведро под тем же намалёванным «краской» инвентарным номером.

Во-вторых, в перечне имущества, опубликованном в приватизационном объявлении Prozzoro, много пропусков в нумерации инвентарных объектов предприятия. Соответственно, непонятно: эти пропуски возникли по причине естественного процесса списания каких-либо единиц имущества, или специально удалены руководством «Укрспирта» и Фонда госимущества с целью дальнейшего присвоения их коррупционным путём высокопоставленными чиновниками и криминально-спиртовыми функционерами?

И первая, и вторая махинации становятся возможными в результате отсутствия в приватизационном законе № 2269-VIII 2018 года обязательной процедуры проведения перед продажей объекта «малой приватизации» инвентаризации имущества «единого имущественного комплекса» предприятия.

Почему спиртзаводы надо приватизировать по закону, а не по понятиям и коррупционным схемам

Кто-то может возразить автору в том, что, дескать, зачем придираться к допускаемым руководством Фонда госимущества с согласия Офиса Президента и молчание правоохранительных органов законодательно-нормативных норм, если стартовая цена большинства проданных спиртзаводов существенно возросла в процессе проведения электронных аукционов?

Однако на самом деле Сенниченко и Ко умышленно прибегают к правовым махинациям. Они в конечном счёте приведут к финансовым потерям государства. Посему их необходимо  квалифицировать как коррупционные деяния в особо крупных размерах. Дело в том, что согласно статьи 191 Гражданского Кодекса Украины в состав предприятия как «единого имущественного комплекса» входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также право на торговую марку или другое обозначение и другие права, если иное не установлено договором или законом.

Из этой законодательной нормы следует, что если бы спиртзаводы продавались в качестве «структурных подразделений» ГП «Укрспирт», то покупатели/победители электронных аукционов должны были бы взять на себя выплату налоговых и иных долгов перед государством и частными партнёрами этих предприятий, имевшихся на момент выставления объектов на приватизацию. Фонд госимущества вынужден был бы записать их в инвестиционные обязательства и осуществлять контроль за их выполнением в течение пяти лет.

А так как практически все спиртзаводы на 80-90% работали или «в тени», или по откровенно криминальным схемам, то речь идёт об очень серьёзных суммах. Последнее утверждение не только напрямую подтверждается результатами многочисленных проверочных актов контрольно-ревизионных органов, но и косвенной информацией. Например, тем фактом, что когда перед очередным директором ГП «Укрспирт» начинает маячить угроза увольнения из-за вскрытия контрольными органами наглых махинаций и злоупотреблений с производством и продажей продукции его заводами, он без особого труда увеличивает показатели прибыли своего холдинга.

Так, по результатам 2019 года, «Укрспирт» получил 40,3 млн грн чистой прибыли против 21,6 млн грн в 2018 году. За первый квартал 2020 года – почти 9,3 млн гривен, что на 151% превышает показатель за аналогичный период прошлого года. А после того, как и.о. директора этого государственного холдинга Сергей Блескун был уволен Минэкономики в июне 2020 года (он заблокировал этот приказ министра через суд) по итогам хозяйственной деятельности за 9 месяцев 2020 года «Укрспирт» получил 28,1 млн гривен чистой прибыли, что на 63,4% больше, чем за аналогичный период 2019-го (17,2 млн гривен).

В результате продажи под незаконным статусом «места осуществления деятельности и хранения спирта ГП «Укрспирт» выборочных наборов отдельных единиц имущества каждого из выставленных на приватизацию спиртзаводов, их финансовые обязательства остались на ГП «Укрспирт», который построен по холдинговому принципу. В итоге, когда имущество всех или большинства заводов «Укрспирта» будет продано, государство должно будет каким-либо образом списать долги ГП перед налоговой органами и социальными фондами, а также погасить накопленные долги и финансовые обязательства по договорам с частными контрагентами. 

А это, с учётом того, что только на балансе ГП «Укрспирт» находится имущество 46 заводов, может составлять не меньше нескольких миллиардов гривен. И неизвестно ещё, что будет больше: доход государства от приватизации этих спиртзаводов (руководство ФГИУ прогнозирует его в размере около 2 млрд гривен), или его убытки из-за необходимости списания/погашения остающихся их долгов и финансовых обязательств на субсчетах ГП «Укрспирт»? Если же учесть те потери, которые несёт государство из-за отмены монополии державы на производство и продажу спирта, и в том числе исключения лицензии на данный вид деятельности в качестве реализуемого в составе имущества ЕИК предприятия нематериального актива, то СТАНОВИТСЯ ОЧЕВИДНЫМ МАСШТАБНОСТЬ ВСЕЙ ПРИВАТИЗАЦИОННОЙ АФЕРЫ ФОНДА ГОСИМУЩЕСТВА, который вместо продажи спиртзаводов в качестве «единых имущественных комплексов», незаконно приватизирует их как выборочные наборы отдельного имущества.

Кроме того, исключение лицензии при продаже активов «Укрспирта» из общего перечня имущества завода создаёт коррупциогенный повод для вымогания взятки чиновниками то ли Минфина (в нашем случае), то ли Минэкономики, при их получении.

ВЫВОДЫ:

1) Продажа ведомством Сенниченко наборов отдельного имущества 7-ми заводов ГП «Укрспирт» под неправовым юридическим статусом «мест осуществления деятельности и хранения спирта» стала вторым примером изобретения руководством ФГИУ «новаторских» коррупционных схем по приватизации госактивов. Первым была продажа киевского отеля «Днепр», который победитель электронного аукциона, и, соответственно, покупатель этого гособъекта противозаконно оплатил за счёт средств рефинансирования НБУ, выданного «РВС БАНКу» и банку «Сич», предоставивших в свою очередь кредиты ООО «Смартленд» для осуществления сделки при отсутствие у победителя достаточного залогового имущества.

2) В соответствии с действующим приватизационным законодательством отсутствует юридическое понятие «мест осуществления деятельности и хранения», как объектов «малой приватизации». Поэтому его использование является откровенным уголовным преступлением со стороны Сенниченко и Ко.

3) Согласно закона Украины № 2269-VIII от 2018 года, «отдельное имущество» любого объекта «малой приватизации» может продаваться на площадках Prozzoro только после того, как не состоялся электронный аукцион по реализации «единого имущественного комплекса» структурного подразделения ГП «Укрспирт», и не скопом, в виде «набора» отдельного имущества, а только поединично.

4) Главной бедой для государства из-за изобретения и использования руководством Фонда госимущества коррупционной схемы продажи спиртзаводов станут огромные финансовые потери, которые понесёт держава в результате того, что полученные деньги по итогам реализации этих объектов будут значительно меньше, чем бюджетные суммы, необходимые для списания или компенсации налоговых и иных долгов этих структурных подразделений ГП «Укрспирт».

5) Коррупционной основой для изобретения Сенниченко и Ко внеправовых схем, как по приватизации киевского отеля «Днепр», так и спиртзаводов стала отмена законом Украины № 2269-VIII от 18.01.2018 под предлогом упрощения процедур разгосударствления собственности старого деления объектов приватизации, которая классифицировала их по группам А,В,С,Е И Г, и введение упрощённого их деления на объекты «большой» и «малой приватизации» (в зависимости от остаточной балансовой стоимости их активов – до или больше 250 млн гривен). В результате Фонд госимущества был избавлен от необходимости организации и проведения полноценных конкурсов по продаже госактивов, которые по старому законодательству обязывали его выписывать и контролировать инвестиционные обязательства, возлагающие на покупателей, а не на Госбюджет (то есть на всех граждан страны) погашать накопленные долги госпредприятий.

6) Так как отправной точкой конструирования коррупционной схемы приватизации спиртзаводов стала отмена парламентским большинством «Слуг народа» законом № 318-IX от 13 декабря 2019 года,  внесённого самим Президентом в качестве внеочередного и принятого Верховной Радой за две недели (!), монополии государства на изготовление и оптовую продажу различных видов этилового спирта, то с полным основанием можно утверждать, что это всё делалось по указке Офиса Президента, и, безусловно, с учётом «шкурных» интересов конкретных его функционеров.

7)  Все победные реляции ЗЕ-власти о произведённой демонополизации рынка производства и торговли спиртом, как достижение по рыночному реформированию экономики Украины, являются откровенным лицемерием и враньём. Во все исторические времена была, и в большинстве современных развитых странах существует государственная монополия на производство этого стратегического вида продукции. Она обеспечивает огромные доходы в госказну. Особенно это стало очевидным после начала пандемии коронавируса, когда спрос на спирт возрос в сотни раз. В тех же отраслях, например, в углеводородной энергетике (Ахметов) и в производстве минеральных удобрений (Фирташ), Зе-власть по причине лоббирования  отечественными олигархами своих интересов ничего не сделала по демонополизации данных отраслей экономики, и не собирается делать.

Владимир Ларцев – директор Центра антиолигархической политики

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *