Аграрні науковці в угоду собі протидіють селянам отримати у власність земельну ділянку при приватизації
10.12.2018
«Ми декілька місяців протестуємо проти виселення найстарішої бібліотеки району на Прорізній», — представник ГР, юрист Сергій Костянчук
11.12.2018

«Иногда кажется, что наш микрорайон вместе с жителями отдали во владение барину как хутор с крепостными», — активистка Алина Семенова

Летом этого года, наверное, вся страна узнала о существовании киевского района Теремки-2, где в озере массово по неизвестным причинам стали погибать утки и селезни, любимцы местных жителей. На берег каждый день выбрасывало тела птиц, а люди не могли понять, в чем причина – обращались в разные инстанции, но так их не получали ответа. Киевляне в те дни проявили необычайную сплоченность: они дежурили на озере, опасаясь отравления пернатых, отлавливали больных и отправляли их на лечение, а здоровых вывозили подальше на передержку. Местные жители создали группу в Вайбере, где молниеносно сообщали друг другу о ситуации на озере, делились информацией, устанавливали дежурство. В разгар этих событий я и познакомилась с жительницей Теремков-2 Алиной Семеновой, которая волею судьбы оказалась в эпицентре этих событий, а до этого отстаивала место обитания птиц от планируемой здесь застройки.  

Сегодня Алина Семенова рассказывает в интервью «Активным Громадянам» о своей борьбе, о гражданском движении на районе Теремки-2, о сложностях и победах. К сожалению, ответа на вопрос, что именно произошло с утками у нее нет до сих пор. Ходило очень много слухов и домыслов, но официально причины так и не установлены.

Досье: Алина Семенова, 40 лет, родилась в городе Киеве. Закончила НУБиП по специальности бухгалтер-экономист. Беспартийная. Трудовую деятельность начала в 1995 году, работала помощником бухгалтера, на сегодняшний день – управляющая. С 2014 года – координатор социальных проектов (волонтерская деятельность). С 2017 года – член Громады Теремки-2, советник главы Общественного совета Голосеевской РГА.

Как бухгалтер-экономист стал общественным деятелем на Теремках-2?

— В 2003 году в наш микрорайон пришел застройщик  с перспективным освоением более 30 гектаров земли. Конечно, на то время все рассчитывали на развитие микрорайона, новые возможности и перспективы, а по факту началось полное замыливание глаз красивыми картинками и тотальная застройка.

Я приведу только несколько фактов того, что принес в наш район застройщик. Рейдерский захват храма, дорога вместо четвёртого озера речки Нивки; строительство коммерческих школьных и дошкольных заведений вместо коммунальных, вследствие чего, уже существующая социальная инфраструктура просто трещит по швам, включая и медучреждения микрорайона, снос открытой автостоянки, благодаря чему более 1000 автовладельцев вынуждены ставить свои автомобили под окнами своих домов…

 Этот список можно продолжать бесконечно, и, к сожалению, последствия необдуманных застроек и слепоты власти и правоохранительных органов стандартны для всего города.

Наверное, последней каплей стала вырубка парковой части для очередных шестиэтажных монстров и катастрофическое обмеление озёр. С этого момента люди действительно начали просыпаться, появились инициативные группы по нескольким объектам, начали разрабатываться проекты сохранения и восстановления парковой территории и озёр, организовываться мероприятия для привлечения внимания к экологическим проблемам и благоустройству территории, люди стали объединяться, предлагать свои идеи и участие. Пришло понимание, что это — твоя земля и её пытаются уничтожить, пришло время не оставаться в стороне.

— Мы с тобой познакомились летом этого года, когда район Теремки-2 прогремел на всю страну из-за загадочной гибели уток в озере. Чем вся эта история закончилась и чему она вас научила?

— К сожалению, история с утками так и осталась детективом с многими неизвестными. Было открыто несколько уголовных дел, к контролю над этими делами подключились народные депутаты. Но на сегодняшний день расследование так и не сдвинулось с места, до сих пор не были допрошены свидетели, не сняты видеозаписи с камер, не направлены материалы на дополнительную экспертизу. То есть, ничего сделано не было.

В нашем государстве нет связки экологических нарушений с уголовным и административным кодексами, и пока не будет драконовских наказаний и штрафов, к таким проблемам будут относиться сквозь пальцы. Почему за неоформленного сотрудника штраф в несколько десятков тысяч, а за уничтожение целой территории и фауны, нарушителя даже найти не могут, хотя есть и факты и свидетели?

На сегодняшний день имеем точное представление, что это было целенаправленное отравление, средством для травли животных и нарушения в хозяйственной деятельности в прибрежных зонах водоёмов.

Но тот массовый поток людей, который объединился в те адские дни, это просто невероятно. Дежурства, фиксация обстановки вокруг озёр, отлов, первая медпомощь, всё стало как отлаженный часовой механизм. Десятки людей, которые участвовали, поддерживали, информировали практически круглосуточно. Для всех это был очень болезненный удар, на Теремках не осталось ни одного человека, который бы не знал об этой трагедии. И уже даже спустя время, эти люди до сих пор контролируют ситуацию на водоёмах, организовывают различные мероприятия, предлагают идеи для помощи и поддержки наших любимчиков. Примечателен и тот факт, что всё больше и больше теремковцев стали заинтересованы в создании полноценного парка и защите наших озёр.

Я также хочу поблагодарить приют «Лунная Долина», который спасал наших утей. Действительно, хочется поддерживать и помогать этим людям, это — уникальные волонтёры с неимоверным духом и открытыми сердцами.

Но есть же примеры успешной борьбы? Что удалось сделать и какими усилиями?

— В тех примерах, которые действительно можно считать успешными, на сегодняшний день ещё не поставлены жирные точки, борьба идёт (Потехино, Никольская Слободка и другие). Главное, что их всех объединяет — это серьёзная многолетняя юридическая работа и сильный актив против достаточно серьёзных монстров.

И в этом случае были задействованы все методы от акций прямого действия и до судебных инстанций. В каких-то случаях всё останавливалось на уровне установки забора…

Что самое эффективное в борьбе громады за свои права: протесты, суды, инстанции, правоохранительные органы?

— Самое эффективное — это упорная, кропотливая и последовательная «бумажная» работа, после которой идёт взаимодействие с инстанциями. Вода камень точит. Если вы уже действительно становитесь на путь защиты своего жизненного пространства, то должны продумать, рассчитать все возможные варианты. Любое действие, акция, мероприятие должны иметь окончательный и реальный результат, если его нет, пришли просто пообщаться, значит это впустую потраченное время.

Суд — это последняя инстанция, но там успех реален только при наличии массированной юридической подушки. Рассчитывать на поддержку правоохранительных органов здесь не приходится, хотя могу сказать, что в нашем случае реакция всё же была, и некоторые незаконные действия были остановлены, и есть также примеры действительной работы прокуратуры.  

Грамотная юридическая и информационная работа, активная громада с волевым решением и чётким пониманием цели — это главные и эффективные составляющие. В остальном, в каждом отдельном случае будут иметь результат различные методы, нет универсального способа, просто необходимо чётко понимать, в каком направлении двигаться, к какой цели. Бороться против «всех и всего» можно даже и не начинать.

Как реагирует власть на нарушение права жителей Теремков и удается ли с ней наладить сотрудничество?

— Да сложно сказать, кто конкретно. Полиция не реагирует на незаконную торговлю, разливайки, объекты азартных игр, наркоманские притоны, извечные нарушения ПДД вплоть до территорий школ. Местная власть этого пытается не видеть.

Опять же тут нельзя обойти застройщика, постоянные нарушения с его стороны, плюс отсутствие какой-либо инфраструктуры (социальной, транспортной и инженерной). Иногда по действиям главного застройщика и бездействию органов власти приходит мысль, что микрорайон вместе с жителями отдали во владение барину как хутор с крепостными.

Во многих случаях с органами власти выходит, скорее, не сотрудничество, а попытка повлиять на изменение ситуации всеми известными методами (обращениями, инициативами, жалобами). Ну, а когда видишь, что реакции не происходит, многие вещи приходится делать своими руками в окружении активных и любящих свой район людей.

— Сталкивалась ли ты со лжеактивистами, которые зарабатывают на акциях?

— К сожалению, да. Это устоявшаяся технология, которую используют нарушители законов. Почему бы не показать батальоны так называемых обманутых «инвесторов» или возмущённых «местных», которые на самом деле даже не могут сказать, как называется парк или озёра, или вспомнить какую именно квартиру и где они приобрели?!

Ужасает то, что за 150-200 гривен такие транзитные особи способны разъезжать по всему городу и даже пригороду, и выступать против реальных местных жителей и активистов, которым на горло наступают застройщики или разные «делки».

Что замечательно, на различных акциях и встречах, можно увидеть одни и те же лица. Тут они инвесторы Войцеховского или местные жители возле скандального АЗС на Ревуцкого, а здесь уже —  инвесторы застройки на Совских ставках! Среди активистов ходит шутка, что это официальный департамент со своими личными автобусами и талончиками на обед в столовой КМДА.

В нашей ситуации против нас выступает местная Общественная организация, лоббистка застройщика, с конкретным штатным составом из местных. Кто-то из них зарабатывает на паёк, кто-то — преференции со стороны власть имущих, у каждого свои интересы. Но пока есть противовес, пока есть люди, готовые отстаивать свои права и права громады, такие лжеактивисты только заставляют работать с ещё большим упорством .

— Сложно ли быть активистом? Как к твоей деятельности относится семья?

-Сложно оставаться в стороне, когда чувствуешь, что можешь помочь или принять участие. Хотя это и занимает довольно много времени, сил, и начинаешь терять баланс в других сферах, результат работы может превысить все ожидания. Главное, не пропускать всё через себя и вовремя говорить «нет», чтобы не загрузнуть в потоке дел. Для меня лично, вот это действительно сложно. Поэтому бывают периоды, когда эмоционально чувствуешь себя как опустошенный графин.

Вот  в такие моменты поддержка и понимание семьи необходимы как никогда. Сказать, что они полностью разделяют мои взгляды и активную позицию, я не могу. Скорее, не сопротивляются. Но на сильное плечо и участие, могу всегда рассчитывать.  Особенно на участие детей, они активничают на всех наших благотворительных  и экологических мероприятиях. Им нравится, чувствуют свою важность, а я вижу их потенциал, они абсолютно другие, по-иному мыслят и видят,  они уже не смогут иначе реагировать на происходящее вокруг.

Яна Осадчая

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *