Кияни розгорнули наметове містечко та збирають підписи за спасіння Подолу
15.01.2019
У Києві продовжуються спроби відновити роботу райрад
18.01.2019

Биолог Григорьев: «К нам в Межигорье попадают лебеди со сломанными или пробитыми крыльями, были и с огнестрельными ранениями»

Самыми красивыми птицами на Земле по праву считаются лебеди. Эти поистине царственные птицы с белоснежным оперением и грациозно изогнутой длинной шеей являются непременными героями былин, сказок и песен. Лебеди — водоплавающие птицы, они селятся там, где озера и болота, устраивают свои гнезда на островах, подальше от людей и хищных животных.

Охота на этих величественных птиц строжайше запрещена. Но, увы, природные факторы и человеческая жестокость и жадность наносят колоссальный ущерб популяциям величественных птиц. А вот спасают их единицы. На сегодняшний день в бывшей резиденции беглого украинского президента Виктора Януковича Межигорье создается единственный в Украине приют для диких лебедей. И в случае беды зоозащитники и простые граждане со всей страны знают, куда можно доставить раненых пернатых для реабилитации. Свою жизнь связал с этим приютом биолог-консультант Киевского зоопарка Сергей Григорьев, который первым взвалил на себя ношу ухаживания за зверинцем Януковича в 2014 году, когда в Межигорье царил революционный хаос.

О судьбе птиц и своей деятельности Сергей охотно рассказал порталу «Активні Громадяни». В свою очередь журналисты привезли гостинцы для обитающих здесь пятнистых оленей – желуди. И начали мы знакомство с  местным животным миром с водоема, который Янукович устроил на поле для гольфа, где все, вплоть до камыша, высажено и сделано человеком по заказу «регионала». К водоему, которому люди не дают замерзнуть, Сергей пришел с мешком корма. 

— Приезжаем сюда и кормим несколько раз в день. Вместе с лебедями здесь живут дикие утки – они сами прибились. И если человек уходит, они способны отобрать у лебедей весь корм. А птицы наши в большинстве своем покалеченные, обессиленные… Пока они едят, нужно находиться рядом.    

Расскажите, пожалуйста, о новом проекте приюта для лебедей?

— В парке Межигорье пострадавшим птицам предоставляем необходимую медицинскую помощь, а потом здесь они проходят реабилитацию. Но, есть такие как, например, Шипа. Он был привезен известной зоозащитницой Лесей Кулик из Запорожья. Шипа запутался в рыболовных сетях и вывернул лапу. Конечность пришлось ампутировать.

С начало его немного пугали наши птицы, но видимо он у них прошел некую проверку, и был благополучно принят в стаю. Я очень переживал, ведь на тот момент у нас было не так много лебедей, а чем больше лебедей, тем легче принимают новичка в стаю. Стаями лебеди живут только во время зимовки, а так они индивидуалисты — живут парами и территорию свою охраняют от чужаков.

— На водоеме также есть серые лебеди. Это птенцы?

—  Да, это молодняк прошлого года. Птица тяжелая, когда учится летать, то может повредить крыло.

К нам больше всего как раз и попадают птицы с поврежденными крыльями: сломанные или пробитые крылья, даже были с огнестрельными ранениями. Есть даже такие птенцы, у которых искривлены кости крыла — дефекты, из-за которых они не смогут совершать полеты. А при нарушении обмена веществ у птенцов неправильно крылья развиваются, основные маховые перья в таком случае вывернуты — то есть он уже никогда не сможет подняться в небо. Много птиц привозили с гнойными ранами и даже с гангреной.

Было пару, которые при посадке получили раны от обрезанных камышей.  Люди нарезают камыш для своих нужд и оставляют на растении острый стебель. В результате мы получаем птиц с пробитыми крыльями, в которых остается часть острого стебля и начинается гниение раны.

А последних двух лебедей привезли с рыболовными крючками в клювах. У одного даже был проколот язык большим крюком. Не исключено, что его люди ловили на приманку.

Активисты Kyiv Animal Rescue Group так спасают птиц, которых потом привозят в приют в Межигорье

Кстати, интересно, что нам привозили лебедей вообще с удаленными крыльями. Видимо они жили в зоопарках или в частных коллекциях, а потом сбегали.  

Многих лебедей доставляют целыми, но ослабленными. Это связано с тем, что они зимуют на территории Украины и ищут незамерзшие водоемы. Ищут до тех пор, пока не падают ослабленными, и люди их привозят к нам. Такие птицы были из Киева.

Мы разработали здесь свой простой метод помощи таким пернатым. Если лебедь слабый, мы ему обрезаем перья на одном крыле, чтобы он сразу от испуга не пытался улететь. А потом он отъедается и до следующей линьки птица сама определяется, оставаться ли с нами. За все время существования приюта, а это три года, от нас улетели только пять подопечных.

— Возвращаются?

— Нет. Один раз Степан улетел, вернулся, забрал еще двух лебедей, и снова улетел. 

История такая: у нас здесь была пара Степан и Степанида. Они жили в Киевской области на пруду и выращивали там птенцов, каждый год улетали и прилетали на тот пруд. Недалеко были дачные кооперативы, и местные люди хорошо знали эту пару. А какой-то нерадивый натравил на Степаниду собаку, когда она сидела на гнезде. У птицы оказалось полностью поломанным крыло. Да еще в костях изодранного крыла запуталась нога, и она в таком состоянии без помощи находилась на солнце где-то неделю. Начался гнойный процесс… Тогда люди позвонили мне, а я говорю: «Ловите их, и привозите». Словили, привезли, забрали яйца. Но, к сожалению, яйца уже были испорчены…

Мы обрезали крыло Степаниде, а Степану немного подрезали перья, чтобы не улетел. Они здесь плавали долгое время с другими нашими подопечными. Потом Степан стал подниматься над водоемом и, делая круги, все звал Степаниду с собой в небо. Одного дня был сильный ветер, ему удалось взлететь штопором, и он перелетел в поселок Хотяновка, Вышгородского района. Там приземлился на озеро в центре поселка. В Фейсбуке люди выложили фотографию нашего Степана, мы организовали группу и поехали за своим питомцем.

На нас сбежалась толпа людей, которые отдыхали возле водоема. Нас уже хотели побить за то, что мы ловим нашего Степана. Вызвали полицию… Ну, мы и не смогли отловить Степана, и нам пришлось вернуться ни с чем. А потом, когда он перелинял, прилетел сам. Пожил здесь немного, сошелся со Степанидой, а когда, видимо, понял, что она больше не сможет летать, забрал двух других лебедей. Они втроем тренировались несколько дней и улетели. А Степанида с нами.

Сейчас у нас около десяти лебедей, которые, перелиняв, могут улететь.

— А какое количество лебедей сейчас на вашем попечении?

— Около тридцати. Этой зимой к нам впервые попал не лебедь-шипун, а северный лебедь-кликун. Эта птица является национальным символом Финляндии.

В Вышгородском районе есть село Лебедивка, и там пролетом останавливается до двухсот лебедей. Домашевский Сергей, известный в Украине орнитолог, как раз там наблюдал пару черных лебедей. Черный лебедь встречается во всех частях Австралии и на Тасмании. В нашем случае, видимо, улетел из чьей-то частной коллекции.

— Птицам у вас раздолье…

— Думаю, да. Тут четыре искусственных водоема, сделанных специально для Януковича. Территория в 140 гектар. С лебедями даже посилились дикие утки, им видимо здесь тоже очень хорошо. Тут еще живет пара диких краснокнижных уток Огарь – они из коллекции Януковича. Я даже планирую заняться их разведением для сохранения в Украине этой популяции.

А еще хватает немного времени на пятнистых оленей (улыбается – Авт). Они свободно передвигаются по территории Межигорья. Здесь были только самки, так что пришлось купить им самца. Он чувствует себя здесь хозяином.

В планах открыть еще приют для фазанов.

— Какова судьба зоопарка экс-президента Януковича на сегодня? 

— Пока все поддерживается в нормально состоянии. Корма стали закупать сразу на весь год из выручки, которую дают экскурсии по Национальному парку Межигорье. Популяция птиц и животных увеличивается, хотя у Януковича это был не зоопарк – его коллекция состояла исключительно из видов, которые шли в пищу.  

— Вы все свое время отдаете животным. Как Вы связали свою жизнь с братьями нашими меньшими? 

— Родители в детстве допустили оплошность (смеется – Авт.) — показали мне советский фильм «Зверолов». Он меня так поразил, я очень хорошо запомнил весь сюжет. В школе я стал юннатом. Дома я всегда держал птичек и рыбок, а во дворе были щенки и котята. В 16-ть я пошел устраиваться в Киевский зоопарк. Но мне сказали, что я несовершеннолетний и всего лишь предложили летом поработать конюхом — на пони детей возить. Я отказался. В мои планы не входило эксплуатировать животных.

А потом я увлекся подводным миром, выучился на профессионального водолаза — очень нравилось плавать, особенно в пресной воде.

Потом стал работать в журналах, связанных с животным миром. Закончил Национальный педагогический институт им. М.П.Драгоманова. Биолог, учитель биологии, магистр…

В школе на Подоле я организовал юннатский кружок и столкнулся с советскими реалиями работы таких организаций. Как-то одна юннатка привезла проект свиного комплекса. У меня был шок. Понимаете, в то время юннат мог вырастить кролика, а потом сделать из него жаркое… К тому моменту я уже успел поработать в журналах для животных, где мы писали о кроликах как о домашних любимцах и членах семьи, а не блюде. Получилось так, что наш проект недолго просуществовал. И тогда уже само руководство Киевского зоопарка предложило мне проводить просветительские акции, чтобы привлекать людей к защите животных. А после меня пригласили работать методистом в научно-просветительский отдел зоопарка.

Татьяна Андрейшина

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *